Home / Журналистские Расследования / Мгла беспросветная: теневая экономика Украины и ее криминальная составляющая

Мгла беспросветная: теневая экономика Украины и ее криминальная составляющая

teneva_economicsДоля тени в отечественной экономике составляет 45,4% от размера официального ВВП.  В абсолютных значениях объем неучтенного ВВП, который создали невидимые труженики в 2009 году, составляет 420 млрд. По результатам исследования также были определены другие параметры подпольной украинской экономики. Некоторые из них имеют особую ценность, так как до этого не публиковались.

Например, сегодня впервые «ДЕЛО» обнародует информацию о криминальной части теневой экономики.

Самым затененным сектором украинской экономики среди легальных видов деятельности, по результатам исследования, оказалась торговля — уровень тенизации здесь достигает 50% от размера официального ВВП, сформированного в этом секторе.

Официально работники прилавка и кассового аппарата создали за первые 6 месяцев 2009 года 64 млрд. грн. добавленной стоимости (ВВП), соответственно, «торговцы невидимого фронта» принесли теневой экономике Украины около 32 млрд. грн.

Следующими по уровню тенизации идут сектора строительства и торговли недвижимостью. Там покрыто мраком 37% деятельности. В денежном выражении это около 7,4 млрд. грн.

Третье и четвертое места по непрозрачности занимают финансовый сектор и сельское хозяйство. В этих отраслях скрыто 27% деятельности. Однако в абсолютных цифрах финансисты намного опережают аграриев. Первые принесли в теневой ВВП за первое полугодие 10 млрд. грн., тогда как вторые — только 4,4 млрд. грн.

На пятом месте перерабатывающая промышленность — в тени находится более пятой части от официального ВВП, генерируемого этим сектором. А так как это наибольший сегмент отечественной экономики (18,6% в структуре ВВП), то и его вклад в тень также весьма значительный — 16,3 млрд. грн.

Торговля оказалась беззаговорочным лидером по степени непрозрачности. Согласно результатам исследования «ДЕЛА», в тени находится 50% от официального ВВП, формируемого в данном секторе. Вклад торговли в валовой продукт Украины весьма значительный — за первое полугодие он составил 16,4%, или 64,2 млрд. грн. Соответственно, и объем теневого сектора торговли также очень велик — 32,1 млрд. грн.

Общий торговый оборот в Украине в прошлом году превысил 1,3 трлн. грн. Из этой суммы около 80% пришлось на оптовый товарооборот. Этому сегменту торговли эксперты не склонны приписывать излишнюю тенизацию, ее доля не сильно отличается от уровня тени в других отраслях украинской экономики.

Совсем по-другому выглядит ситуация в розничной торговле. Ее объем за первые 10 месяцев составил 362,3 млрд. грн. Основной вклад в тенизацию этого сегмента вносит так называемая «базарная экономика». Оборот более чем 2,7 тыс. отечественных продуктовых и продовольственных рынков, по данным Госкомстата, за 10 месяцев этого года составил около 80 млрд. грн. (25% от общей розницы без учета продаж через рестораны).

По пессимистичным оценкам? доля теневого оборота на рынках может достигать 90%. «В 2007 году наш банк активно выдавал кредиты субъектам малого и среднего бизнеса, занимающимся торговлей на рынке «7-й километр». И очень часто возникала ситуация, когда СПД («единоналожник») для получения займа в банке предъявлял нам документы из «черной бухгалтерии», которые доказывали, что его месячная выручка превышает $100 тыс. Хотя по закону их годовой оборот не должен был превышать 500 тыс. грн. Получается, что в тени находится более 90% от всего оборота», — рассказывает кредитный менеджер крупного банка.

Сектор строительства и операций с недвижимостью, по экспертным оценкам, на втором месте по уровню тенизации — 37,4% (7,52 млрд. грн.). Официальные данные говорят о затененности сектора на 27,4% (5,45 млрд. грн).

Основная часть теневых потоков в строительстве возникает из-за очень сложной и коррумпированной разрешительной системы — Украина занимает 181-е место из 183 стран по простоте получения разрешений на строительство. «Девелоперы закладывают определенную сумму на «решение вопросов» при получении разрешений. В докризисные годы она составляла 20-40% от стоимости проекта, естественно, это все происходило в тени», — рассказывает участник рынка.

Финансисты на службе темных сил

Финансовый рынок Украины вполне может претендовать на звание самого развитого сектора отечественной экономики. Благодарить он за это должен в первую очередь зарубежных инвесторов, которые в предкризисные несколько лет слетались на отечественный финансовый рынок, как бабочки на свет. Благодаря этому доля иностранного капитала в украинской банковской системе сейчас составляет около 35%, на рынке страхования нерезидентамподконтрольны более 90 компаний (доля иностранного капитала — около 30%).

Откуда же берется тень в таком респектабельном, на первый взгляд, секторе? Дело в том, что условно финансовый сектор можно разделить на две составляющие. Первая состоит из законопослушных и почти прозрачных финучреждений. Вторая — из тех, кто состоит на службе у теневой экономики. Ведь без участия финансистов не обходится практически ни одна схема по минимизации или уклонению от налогообложения.

И большая часть деятельности таких участников финансового рынка, естественно, находится в тени.
Эксперты отмечают, что обычно банковские учреждения не участвуют в теневых операциях — уж слишком их деятельность зарегулирована. А вот закрывать глаза и, соответственно, зарабатывать на клиентах, которые используют нелегальные схемы, банки не стесняются. «Банки просто обслуживают клиентов — законопослушных или «серых». Они не всегда знают, чем реально занимается клиент, или специально не замечают этого. Иногда банки ставят на поток обслуживание таких схем, зарабатывая как минимум на обналичивании денег клиента», — рассказывает зампред одного небольшого банка.

По словам финансистов, наиболее часто для ухода от налогообложения и отбеливания «серых» или «черных» средств используются страховые компании. По оценке зампредседателя правления УПСК Людмилы Билошицкой, из 480 зарегистрированных страховщиков реально работает не больше половины. А доля компаний, которые так или иначе участвуют в отмывании средств, составляет около 30%. Самые распространенные схемы с участием СК — это страхование рисков предприятия на большие суммы для уменьшения базы налогообложения. «Можно застраховать завод в пустыне на миллиард от наводнения, затем этот риск перестраховывается у нескольких схемных страховщиков и возвращается собственнику предприятия наличными с определенным дисконтом за услуги», — рассказывает один из страховщиков.

Рынок ценных бумаг также является одним из популярных инструментов для минимизации налогов. С помощью манипулирования ценами на «мусорные» акциикрупный бизнес без труда может сокращать базу налогообложения. «Например, компания купила акции за 100 млн. грн., и совершено случайно они через день подешевели в 10 раз — компания записывает 90 млн. в убыток», — объясняет принцип схемы один из финансистов. О том, насколько популярна такая схема, можно судить по росту объема внебиржевых сделок с акциями: за 6 месяцев 2009 года он превысил 280 млрд. грн., что в 2 раза больше, чем за аналогичный период 2008 года.

Компании по управлению активами и инвестфонды — также очень популярный инструмент оптимизации налогов. За первое полугодие КУА выпустили инвестсертификатов на 27 млрд. грн. (на 4 млрд. больше, чем за весь 2008 год). «Думаю, реальных инвестиций из этой суммы не больше 10%. Остальное — это закупка «мусорных» бумаг для «надувания» балансов и ухода от уплаты налогов», — считает начальник торгового отдела одной из крупных инвесткомпаний.

Доля добывающей промышленности в ВВП составляет 4,68%. По расчетам Минэкономики, этот сектор является наиболее темным в украинской легальной экономике — 42%. В то же время эксперты, принимавшие участие в исследовании «ДЕЛА», не стали «демонизировать» эту отрасль, оценив уровень ее тенизации всего в 19,5%.

Здесь благодатной почвой для теневого рынка аналитики называют крайне запутанную и непрозрачную систему выдачи лицензий и разрешений на разработку и добычу полезных ископаемых. Не забывают участники рынка и о старых добрых методах вывода части оборота в тень — так называемых «утрусках и усушках». «К примеру, коксующийся уголь при долгом хранении и несоблюдении температурного режима имеет свойство самовоспламеняться. Это так называемая «естественная убыль», хотя в реальности ее не происходит, а списанная продукция реализовывается посредническим компаниям за наличность», — объясняет аналитик крупной инвесткомпании.

Перерабатывающая промышленность вносит самый значительный вклад в украинский ВВП. За первое полугодие ее доля составила 18,6%, или 72,7 млрд. грн. Теневая сторона перерабатывающей промышленности оценена экспертами в 22,4% (16,3 млрд. грн.), в Минэкономики говорят, что по итогам прошлого года уровень тенизации отрасли составил 35,3%. Наиболее «темным» сектором «переработки» в министерстве назвали производство кокса и продуктов нефтепереработки — 45,1%.

Такие результаты не удивительны: чудеса, царящие на отечественном рынке топлива, давно заводят в тупик западных аналитиков и предпринимателей. «В мае этого года «Укрнафта» продавала нефть на открытых аукционах по $21 за баррель, в то время как мировые цены были в три раза выше. Из-за продажи нефти по заниженной цене с начала года «Укрнафта» потеряла сотни миллионов долларов, а компании-посредники, аффилированные с «Приватом», заработали на этом», — рассказывает сотрудник компании, занимающейся оптовой торговлей нефтепродуктами.

Повышенный уровень тенизации в легкой и пищевой промышленности — 42% и 39% соответственно. Это объясняется тем, что в этих отраслях наибольшая доля малого бизнеса, которому проще уводить часть оборота в тень.

Подальше от кассовых аппаратов

«Для Украины аграрный сектор — это как нефть для России». Так кратко объяснил свой интерес к этой отрасли экономики крупнейший украинский землевладелец, председатель правления российской инвестгруппы «Ренессанс капитал» Стивен Дженнингс. Он является основным бенефициаром компании «Украинские аграрные инвестиции», в управлении которой находится 330 тыс. га сельхозугодий.

Согласны с Дженнингсом и другие западные инвесторы, которые даже во время кризиса не перестают интересоваться отечественным АПК. Так, два предприятия этого сектора — «Синтал –Д» и «Агротон» — стали единственными украинскими компаниями, которые в 2009 году привлекли с внешних рынков акционерный капитал.

Всего же, по оценкам руководителя группы экспертов ассоциации «Украинский клуб аграрного бизнеса» Владимира Лапы, от 20% до 30% сельхозпредприятий имеют определенную долю иностранного капитала.

Но несмотря на то что большинство иностранных инвесторов пытаются внедрить в Украине западные стандарты введения бизнеса, говорить о чрезмерной прозрачности отечественного сельского хозяйства пока нельзя. По экспертным оценкам (исследование «ДЕЛА»), уровень тенизации аграрного сектора на данный момент составляет 27,4%. Расчет аграрной тени, проведенный Минэкономики, показал более скромный результат — около 14% (по состоянию на начало 2009 года). Такой разбег в оценках отчасти можно объяснить сильным влиянием на сельское хозяйство фактора сезонности.

Основной причиной затененности агросектора является то, что большую часть ВВП в нем по-прежнему формируют домохозяйства. «По результатам 2008 года, вклад домохозяйств в ВВП агросектора составил 59,7%, а сельхозпредприятий — 40,3%», — приводит официальную статистику Владимир Лапа.

Население не заинтересовано проходить утомительную процедуру регистрации субъектов малого предпринимательства с вытекающими отсюда посещениями налоговой и Пенсионного фонда. Частные отечественные аграрии предпочитают реализовывать или обменивать выращенную продукцию подальше от кассовых аппаратов. Из-за этого доля теневого оборота в секторе находится на стабильно высоком уровне.

Свою посильную лепту в развитие тени вносят и средние сельхозпредприятия, которые также не против продать часть продукции за наличные и не указать этот

объем в своей отчетности. «Очень многие фермеры и сельхозкомпании реализовывают часть продукции за наличность без каких-либо чеков или документов. Какую долю дохода показывать в налоговой, каждый выбирает сам», — рассказывает сотрудник налоговой инспекции, пожелавший остаться неназванным.

Говоря о крупных агрохолдингах, эксперты отмечают, что вряд ли они занижают реальные обороты и реализовывают продукцию «в темную». Дело в том, что большинство из них являются экспортерами сельхозпродукции и им невыгодно занижать объемы продаж, так как они претендуют на возмещение НДС.

Структура официального ВВП*
Доля в ВВП, %
Объем, млрд. грн.
Торговля
16,5
64,2
Перерабатывающая промышленность
18,6
72,7
Финансовая деятельность
9,8
38,1
Строительство и опреации с недвижимостью
5,1
19,9
Сельское хозяйство
4,1
16,2
Добывающая промышленность
4,7
18,2
Другие виды экономической деятельности
41,2
160,9
Структура теневой экономики (без криминальной экономики)*
Доля в ВВП, %
Объем, млрд. грн.
Торговля
25,1
32,2
Перерабатывающая промышленность
12,7
16,3
Финансовая деятельность
8,3
10,6
Строительство и операции с недвижимостью
5,9
7,5
Сельское хозяйство
2,8
3,6
Добывающая промышленность
2,8
3,6
Другие виды экономической деятельности
42,5
54,6

Борис Давиденко, Таисия Герасимова

*****

Теневая экономика — спасение для рядовых украинцев

Работа в сфере теневой экономики — единственное, что помогло рядовым украинцам выжить во время кризиса

Украинский народ от кризиса и антикризисных мер правительства может спасти только достигнутый героическими усилиями последнего десятилетия значительный уровень национальной теневой экономики. Говорят, что эта шутка была очень популярна в кулуарах Верховной Рады в начале этого года.

Доля правды в этой шутке оказалась до неприличия высока: сейчас уже и экономисты, и политики в открытую утверждают, что украинская теневая экономика оказалась тем социально-экономическим амортизатором, который позволил значительной части населения и бизнеса более-менее безболезненно пережить последний год.

Действительно, если посмотреть на официальную статистику, то выходит, что экономика нашей страны должна лежать в руинах: по итогам первых трех кварталов падение официального ВВП составило около 17,8%. Тем не менее Украина совсем не похожа на США времен Великой Депрессии. На улицах нет демонстраций полуголодных безработных, массовых банкротств предприятий также не наблюдается. К слову, ВВП США в 1930 году сократился всего на 9,4%.

Во многом за социальное спокойствие в государстве занятые выборами власть имущие должны благодарить теневую экономику. «Из-за кризисных явлений в экономике доходы населения должны были резко сократиться, однако значительная часть физлиц нашла дополнительный заработок в теневом секторе. И за счет этого смогла пережить кризис», — говорит доктор экономических наук Ирина Мазур. По данным Госкомстата, в 2008 году в неформальном секторе экономики было задействовано более 4,5 млн. человек, или 21% от трудоспособного населения, в реальности эта цифра значительно больше (Госкомстат очень скромно оценивает уровень тенизации экономики — всего в 17%).

Для значительной части отечественного бизнеса частичный или полный перевод деятельности в тень также оказался единственной возможностью избежать банкротства. «В результате кризиса у большинства компаний ухудшились финансово-производственные показатели, но государство при этом не то что не уменьшило фискального давления, бизнес-среда столкнулась с его ростом, что вынудило многие компании перевести часть бизнеса в тень», — рассказывает зампредседателя парламентского комитета по вопросам промышленной и регуляторной политики и предпринимательства Ксения Ляпина.

Теневой бизнес не обременен излишней долговой нагрузкой, не подвержен налоговому давлению и не подвластен бюрократическим преградам. Благодаря этому он оказался гораздо кризисоустойчивее. Пока подотчетная государству экономика стремительно сокращалась, теневой сектор почти не изменился в абсолютных показателях, а относительно официального ВВП даже заметно увеличился.

По данным Минэкономики, с июля 2008-го по июль 2009 года уровень тенизации экономики вырос на 8 п.п., до 35,6% от размера официального ВВП. Однако эта цифра не отображает реальный размер скрытой от государства экономики. Ни Минэкономики, ни Госкомстат не учитывают в своих расчетах «черную» экономику, имеющую явную криминальную составляющую. По экспертным оценкам, доля теневой экономики в Украине с учетом «черной» составляет уже около 49% от ВВП. Это означает, что по итогам 2009 года «невидимые труженики» создадут добавочную стоимость товаров и услуг на сумму более 420 млрд. грн. Учитывая, что в 2009 году уровень перераспределения ВВП через бюджет превысит 30%, госбюджет недополучит более 125 млрд. грн.

Бойцы невидимого фронта

Кто же эти незаметные работники, которые только за один год создадут неучтенного ВВП на 400 млрд. грн. Для того чтобы ответить на этот вопрос, необходимо разобраться, что из себя представляет украинская тень. Согласно рекомендациям ООН от 1993 года, при расчете уровня тенизации экономики необходимо учитывать неформальную, скрытую и криминальную экономику.

По результатам исследования, проведенного «ДЕЛОМ» (читайте на стр. 6-7), украинская неформальная экономика занимает самую незначительную часть в общем объеме тени — около 24%. Сюда входит в основном экономическая деятельность домохозяйств. «Люди продают излишки продуктов, выращенных на своих огородах, занимаются кустарным производством и продажей простых товаров, сдают в аренду квартиры, предоставляют частные услуги. Вся эта деятельность населения никак не учитывается государством, однако вносит определенный вклад в теневой ВВП», — объясняет Ирина Мазур.

При этом считается, что именно этот сегмент тени имеет позитивный социальный аспект. «Такая деятельность позволяет выжить и поддержать мало-мальски приемлемый уровень жизни самых бедных слоев населения. В этом основная польза от неформальной экономики», — считает Ирина Мазур.

Родом из СССР

Еще один сегмент тени — это подпольная, или скрытая, экономика. Сюда относят хозяйственную деятельность компаний, которая была бы законной, если бы не была умышленно скрыта от контролирующих органов. Это нелегальное производство разрешенных товаров и вывод части деятельности в тень с целью уклонения от налогов. Доля ВВП, сформированная в этом сегменте тени, самая большая. По оценкам экспертов, она составляет 49%, в денежном выражении это более 200 млрд. грн.

Конечно, основной вклад здесь приходится на сокрытие налогов легально зарегистрированными компаниями. Однако те, кто считает, что время подпольных цехов кануло в Лету вместе с СССР, явно заблуждается. Так, только за 10 месяцев этого года налоговики выявили более 1 тыс. подпольных цехов, изготавливающих контрафактную продукцию. Ассортимент товара, производимый «народными умельцами», широчайший — от марлевых повязок до компьютеров Apple. Однако в наибольшем почете у теневиков остается нелегальное производство ликеро-водочной продукции.

Вместе с тем все усилия цеховиков по формированию теневого ВВП не составляют и одной десятой от того, что вносит в него армия легально зарегистрированных предпринимателей, уклоняющихся от уплаты налогов. О том, сколько средств в реальности недополучает бюджет, остается только догадываться. О порядке цифр можно судить из отчетов налоговой, согласно которым, по результатам проведенных за 10 месяцев текущего года проверок в бюджет доначислено 8,05 млрд. грн. «Сколько украинский бизнес недоплачивает в казну, посчитать невозможно, но можно говорить, что если бы какое-то предприятие постаралось уплатить все налоги и сборы, то оно было бы как минимум неконкурентоспособным», — говорит эксперт исследовательского центра «CASE-Украина» Владимир Дубровский.

Налоги платят только трусы

Традиционно считается, что больше всего к тенизации склонен малый бизнес, в Украине насчитывается около 3,6 млн. малых предприятий (с учетом физлиц предпринимателей). Зампредседателя парламентского комитета по вопросам промышленной и регуляторной политики и предпринимательства Ксения Ляпина опровергает устоявшееся мнение. «Возможно, большая часть малых предприятий старается сэкономить на налогах, но масштабы минимизации у крупного бизнеса несоизмеримо больше. Вклад в теневую экономику малого и крупного бизнеса пропорционален их долям в легальном секторе — где-то 1 к 4», — рассказывает она.

Схемы уклонения от налогов у разного по размерам бизнеса существенно отличаются. «Малый и средний бизнес поголовно экономит на зарплатных налогах: платит сотрудникам в «конвертах», завышает расходы или занижает выручку, используя различные схемы с СПД», — рассказывает на условиях анонимности финдиректор западной компании. В то же время он отмечает, что крупному бизнесу это неинтересно. Здесь минимизация налогов происходит при использовании многоступенчатых схем с «мусорными» акциями, компаниями по управлению активами, схемными страховыми компаниями. Кроме того, значительная часть налогов минимизируется при внешнеэкономической деятельности, с использованием вполне легальных схем с оффшорными компаниями.

На вопрос, какая часть украинских компаний честно платит налоги, вышеупомянутый финдиректор ответил: «Глупая, и то недолго — все очень быстро умнеют».

По мнению экспертов, теневой сектор, формирующийся из-за сокрытия налогов, увеличивался за последний год наиболее быстрыми темпами. «Предприниматели оказались под двойным ударом: с одной стороны — финансовый кризис, с другой — правительство усилило фискальное давление на бизнес, пытаясь за счет него решить свои бюджетные проблемы. В результате сейчас даже многие «прозрачные» предприятия учатся прятать прибыль. Им приходится это делать хотя бы для того, чтобы не платить авансом налоги, как этого требует правительство», — рассказывает первый вице-президент Украинского союза промышленников и предпринимателей Сергей Прохоров.

Тень, которая образуется в результате уклонения от уплаты налогов, представляет наибольший интерес для государства, так как ее детенизация может привести к существенному притоку средств в госбюджет и приросту показателей официальной экономики.

Мгла беспросветная

Третий сегмент теневой экономики — самый темный и непрозрачный. Все, что с ним связано, носит явно криминальный характер. Сюда относятся торговля и производство запрещенных товаров (наркотики, оружие), проституция, контрабанда, мошенничество, коррупция, рейдерство и так далее.

Объем криминализированной тени посчитать труднее всего, так как это уже не вотчина экономистов и аналитиков, а область работы правоохранительных органов. Но ни в МВД, ни в СБУ не знают объема украинской незаконной экономики. По результатам исследования «ДЕЛА», часть «черной» экономики в общем объеме тени составляет около 27%, или почти 115 млрд. грн.

Традиционные для всего мира виды криминальной деятельности не играют в украинской «черной» экономике ведущей роли. По самым пессимистичным оценкам опрошенных «ДЕЛОМ» социологов и криминалистов, ежегодный оборот наркорынка приближается к 5 млрд. грн. Оборот незаконного рынка оружия также не пугает своими цифрами — 1-1,5 млрд. грн. Не «вытягивает» украинскую криминальную тень и проституция: при всем старании украинские жрицы любви за год не предоставляют услуг больше чем на 5 млрд. грн.

Основным видом деятельности «черной» экономики является коррупция. На услуги такого рода приходится больше половины всей «черной» экономики. Так, по данным Антикоррупционного бюро при МВД, средний размер взятки в 2009 году вырос с 90 до 108 тыс. грн., а сумма средств, которую потратили украинцы на подкуп чиновников, за первые 8 месяцев 2009 года превысила 20 млрд. грн. Ежегодный объем рынка коррупции (откаты, подкуп должностных лиц — как чиновников, так и врачей, представителей правоохранительных органов, а также менеджеров частных компаний) оценивается в 60-100 млрд. грн.

Знатоки теневой экономики

Рецепт сокращения теневой экономики до безопасных пределов (10-15%) не является тайной за семью печатями. В 80-х годах прошлого века перуанский экономист Эрнандо де Сото очень обстоятельно и подробно рассказал и о причинах возникновения теневой экономики и о том, как с ней бороться. Основная идея, проходящая через его ставший хрестоматийным труд «Иной путь», заключается в том, что тень не является признаком отсталости и рудиментом переходных экономик. Тень — это закономерная реакция предприимчивой части общества на бюрократическую заорганизованность и дороговизну входа на легальный рынок. Соответственно, и первоочередные шаги, нацеленные на детенизацию бизнеса, должны быть направлены на решение этих вопросов.

В то же время украинская власть не спешит принимать меры, способные как-то улучшить ситуацию. За последние 3 года Украина в рейтинге Всемирного банка по сложности ведения бизнеса опустилась на 3 ступени — до 142-го места среди 183 стран. И если украинские власти не смогли за несколько «сытых» лет перед кризисом даже начать реформы, направленные на либерализацию условий ведения бизнеса, то ожидать, что это произойдет в ближайшие несколько лет, было бы очень наивно. Поэтому беспокоиться о том, что украинская теневая экономика начнет испытывать недостаток приверженцев, нет оснований.

Курьезности вопросу детенизации экономики добавляет еще один, не известный широкой общественности факт. «Первым в Украине защитил докторскую диссертацию по теневой экономике в 1997 году нынешний первый вице-премьер Александр Турчинов. Наверное, он до сих пор очень трепетно относится к объекту своих научных изысканий и поэтому не дает теневую экономику в обиду», — шутит один из народных депутатов.

Борис Давиденко, газета «Дело»

Обратите внимание

В Украине «кидают» японских инвесторов и незаконно добывают песок прямо в Киеве

14 апреля киевские активисты общественного движения «Стоп коррупции!» осадили прокуратуру Дарницкого района украинской столицы. Антикоррупционеры …

Составлена карта районов частого угона автомобилей в Киеве

Активисты-автолюбители составили карту угонов в столице за июль и начало августа. Проанализировав данные, «Вести» определили …

Добавить комментарий