Home / Журналистские Расследования / Эскадроны смерти в Украине

Эскадроны смерти в Украине

dcf036ade359f116c33c9163f2983b6aВ Мелитополе  работает подпольный горотдел милиции. Черные участковые пытают жертв спецорудиями и электричеством. Жертва — справа.

Весенний день. Суббота. На календаре – 13-е марта. Люди на Кировском рынке так и мельтешат в своих заботах, увлеченные выбором снеди, шмоток и прочих разностей. И никому нет дела до окровавленного, грязного мужика, бегущего от кого-то с криком о помощи. Прохожие пугливо шарахаются, брезгливо морщась.

Вот мужика догнали трое. Повалили лицом в лужу. Быстро скрутили и запихнули в подъехавший автомобиль. С пробуксовкой машина рванула с места – слава Богу, увезли возмутителя спокойствия, вздохнули с облегчением обыватели.

— Сеее-ме-чки! – взвизгнула бабка, сидящая на низеньком стульчике, узнав в уехавших «трех мужиках» сотрудников милиции. Хоть и по гражданке, а как их, милых не узнать – ведь «отстегивать» за несанкционированную торговлю этими самыми семечками частенько приходится…

На льду

Это не сценарий отечественного сериала о «ментах» и «разбитых фонарях» – это просто один день из мелитопольских реалий. Не верите? Или просто еще своими глазами такого не наблюдали? А вы поверьте. Потому что на месте этого окровавленного мужика вдруг можете оказаться вы, ваш сын, сват, брат, кум, дед… Вы ведь думаете, что такие вещицы только с бомжами проворачивают? Или пьяными хулиганами? Или обколотыми ворюгами? Увы, окровавленный мужик – педагог со стажем. Причем – спортсмен.

Сергей Владимирович Лазарев 18 лет преподавал к ряду на кафедре физвоспитания в Мелитопольском государственном педуниверситете. Пару лет назад он попал под сокращение. Устроился охранником в одном из городских магазинов. Открытие городского катка в парке имени Горького стало настоящим светлым днем в жизни Лазарева. Его пригласили работать в ледовой «дворец» в должности инструктора по катанию на льду.

Лазарев окончил Национальный государственный университет физической культуры, спорта и здоровья имени П. Ф. Лесгафта (Санкт-Петербург) по специальности «футбол и хоккей». Инструктор, по его словам, проводил первое время по восемь часов на льду – удовольствие от любимого занятия и ответственность перед людьми, желающими научиться держаться на коньках, окрыляли. Все омрачили вспыхнувшие по некоторым субъективным причинам конфликты с руководством катка. Точнее – с администратором этого учреждения Лилией Покалюхиной. Не будем вдаваться в подробности этой ссоры. Отметим только, что в один из таких диалогов Лилия Валерьевна обвинила Сергея Владимировича в краже коньков. И потребовала какие-то деньги, которые Сергей Лазарев ей не додавал.

— Лилия Валерьевна считала, что я каким-то образом скрываю от нее деньги. Ворую, если уж прямо говорить. Но этого просто не могло быть – со мной лично никто вообще не рассчитывался – все посетители оплачивали за услуги катка через кассу, а я денег даже в руках не держал, – говорит Сергей Лазарев.

И если такие голословные обвинения только портили настроение Сергею Владимировичу, то последующие за ними события подпортили и физическое и моральное и даже материальное состояние инструктора катка.

На колесах

В субботний день, в 12-45, на каток приехали трое милиционеров в штатском. Сергея Владимировича, по его собственным словам, пригласили для беседы в кабинет администратора.

— Я догадался, что Лилия Валерьевна их вызвала, они общались в ее кабинете о каких-то деньгах. Якобы я должен ей дать тысячу гривен и милиционерам этим. Сколько милиционерам – точно не сказали. Когда я сказал, что никаких денег у меня нет и платить я не собираюсь, они меня обыскали и повели в раздевалку инструкторов. Там переодевались в это время посетители катка, – вспоминает Сергей Владимирович.

По словам Лазарева, правоохранители ничего интересного для них не нашли. И предложили собирать Сергею Владимировичу личные вещи и ехать с ними. Куда и зачем и на каком основании его задерживают, не объяснили. Инструктор тоже не спросил милиционеров.

— Если сотрудники милиции говорят «собирайся», значит, так надо. Они же мне свои удостоверения служебные показали, да и многие сотрудники катка видели, что я вместе с ними выхожу. Я поэтому совсем не испугался – скрывать мне совершенно нечего.

Троицей правоохранителей, видимо, совершенно не знающих Закона о милиции, оказались участковые Александр Конь, Виталий Попов и Денис Куракин.

— Они посадили меня в серый «Ланос». За руль сел Конь. А Куракин пригрозил: «Сейчас мы отвезм тебя в кабинет и ты будешь кричать: «По-мо-ги-те!» Троица участковых дружно заржала.

Пыточная

«Кабинетом» оказался опорный пункт милиции на улице Дружбы, 222. В этом же здании, по соседству – приемная депутата Мелитопольского городского совета Сергея Вальтера. (Сергей Вальтер — персонаж настолько колоритный, с точки зрения криминальной публицистики, что требует отдельного повествования, но всему свое время. Ред. «ЗК»).

Улица Дружбы вообще – место спокойное, тихое и прямо-таки дружное. Может быть, именно поэтому вдоль Дружбы строятся милые особнячки известных горожан. В виду этого, Лазарев даже после расплывчатых «обещаний» Куракина не мог представить, что его ожидает в «кабинете».

— Меня ввели в комнату. Закрыли дверь на ключ. Конь закрыл. В «кабинете» – два стола, два компьютера, электрочайник, телевизор, диван. Я сел на связку стульев. Без долгих прелюдий милиционеры стали требовать, чтобы я подписал признание в краже коньков с городского катка. А поскольку никто ничего не писал и заявления о краже не показывал, я понял, что они требуют просто подписать «липу», чтобы вписать туда что угодно. Убийство Кеннеди, например, до сих пор не раскрыто, – попытка рассмеяться у Сергея Лазарева вызывает боль – лицо в гематомах, кровоподтеках и ссадинах.

Когда «задержанный» отказался подписываться под сфабрикованным дельцем, по его словам, избиение начал участковый Куракин.

— Я сидел на стульчике и сложил руки перед собой, немного подавшись вперед. Первый удар был от Куракина кулаком слева – в висок. Потом справа – тоже в височную область. Когда голова от ударов откинулась, он ударил третий раз – запястьем. Кто-то из троицы кричал, что «у них не такие преступники сознавались». Потом Куракин сказал Коню: «Неси интернет». Конь вышел, заперев дверь на ключ.

Куракин взял черную милицейскую дубинку – свист – удар пришелся на основание черепа. В голове помутилось. Я попытался подняться со стула. Попов забрал у Куракина дубинку, а может, достал еще одну – я плохо понимал от полученной серии – и ударил по ногам, по бедренной мышце. Потом Куракин скрутил мои руки за спиной. Сбили с ног – я упал, руки мои так и остались за спиной. Попов прижал мою печень коленом. Вся его голень на моем прессе лежала. А Куракин держал за шею.

Вошел Конь – снова операция с открыванпием-закрыванием двери. Он внес какой-то коричневый ящик, размерами сорок на сорок сантиметров, квадратный. Пластиковый или деревянный я так и не понял. От ящика шло два провода, с «крокодильчиками» (пружинными зажимами) на концах. Не знаю, то ли чем-то я был симпатичен Коню, или у него характер не такой кровожадный, но он не принимал участие в избиении.

Поставив ящик, он посмотрел на придавивших меня коллег и сказал: «Это не наша метода». И – ушел, снова закрыв дверь на ключ. Куракин отпустил мою шею. Попов продолжал «прощупывать» мою печень коленом. Куракин одел «крокодильчики» мне на уши. Я не видел, как он запустил устройство – надо мной нависал Попов. Внутренне я уже ожидал разряда, но не знал, какой силы.

Это ужасный разряд. Это безумная боль. Я видел только голубое небо, голубые искры какие-то. Я точно уверен, что глаза мои были открыты, но я ничего не видел. И не слышал ничего, кроме собственного крика. Я не орал так никогда в жизни. Первый импульс длился секунды три. Я не видел Куракина, но казалось, что он это делает спокойно и методично – знает, как больнее. Поймав «волну» после первого разряда, он усилил мощность тока. Во рту появился вкус паленой кости. Когда он прекратил подачу тока, Попов кричал: «Ты шо так сильно! Хорош!»

По словам Сергея Лазарева сразу после пыток в кабинет вошел Конь. «Допрос» продолжили втроем. Инструктор понял, что его вполне реально могут убить и пошел на «отвлекающий маневр» – сознался в якобы совершенной краже 15-ти коньков. Милиционеры возмутились: «Врешь, больше!» Но чтобы не спугнуть «разоткровенничавшегося» Лазарева, предложили проехать на место, где инструктор «прячет коньки».

— Все шло по плану – они поверили. Я выдумал, что сбыл награбленное на Кировском рынке. Придумал несуществующего Дмитрия, который держит лоток там. Троица участковых усадила меня в «Ланос». По пути была возможность убежать – выпрыгнуть из автомобиля на ходу. Но рисковать в моем состоянии не стал. Слишком непослушным было тело после пыток – меня бы легко поймали или переехали попутные машины. Подъехали на Кирова. Они остановились возле магазина «Сказка». Куракин и Конь направились на рынок. Со мной в машине остался Попов. Походив вдоль прилавков, и, естественно, не обнаружив несуществующего скупщика краденного, они вернулись к машине и сказали мне: «Там нет никакого Димы – покажи где!»

Я вылез из машины и побежал. Куракин с Поповым рванулись за мной. Я побежал по Ленина, свернул на Фролова, Бейбулатова… Они отстали – физподготовка никудышняя. Добежав до танка, я заметил, как от пешеходного перехода трогается маршрутка и запрыгнул в нее. Внутри автобуса не было свободных мест.

Я, окровавленный и грязный просил пассажиров позвонить в милицию или дать мне мобильный телефон для звонка – мой телефон участковые отобрали в кабинете. Но пассажиры только вжались в свои кресла и никто не стал звонить. Автобус двигался по 25-му маршруту – «Ц. Рынок – Н. Мелитополь», конечная – «Гаражи». Автобус – желтый «Мерседес», даже водитель мне визуально знаком. Но и он милицию не вызвал. Понимая, что надеяться надо только на себя, я решил выбежать из маршрутки на остановке «ул. Кирова» – там очень людно.

Милиционеры уже раскусили все мои «маневры» и «Ланос» преследовал маршрутку – на светофоре даже обогнал и подрезал. Я выскочил на автобусной остановке и побежал через дорогу – к аптеке «Будь здоров!» При этом кричал что меня хотят убить и преследуют бандиты. К Куракину и Попову, побежавшими за мной, присоединился какой-то милиционер в форме. Возле аптеки этот неизвестный в форме меня догнал, сбил с ног, а Куракин с Поповым завели руки за спину и усадили в подъехавший «Ланос».

Машина участковых заехала во дворы многоэтажек, в районе кафе «Эребуни». Туда подъехал еще один автомобиль – темно-синие «Жигули» 99-й модели. Человек, хоть раз столкнувшийся с милицейским беспределом, наверняка узнает эти «Жигули». Главное – чтобы узнало следствие. В «девяносто девятой» Куракин взял наручники. Застегнули на запястьях Лазарева.

Пострадавший инструктор отметил, что относится к нему милиционеры стали серьезней – усадили на заднее сиденье между Куракиным и Поповым, чтобы не надумал выбрасываться из машины на ходу.

Куракин, по воспоминаниям Лазарева, снова стал угрожать. Но в кабинете больше не били. По словам Сергея Владимировича, на пороге опорного пункта милиции появилась госпожа Покалюхина в сопровождении одного из сотрудников катка. Внешний вид инструктора катка не смутил администратора.

— Я сижу весь грязный и окровавленный, а Лилия Валерьевна мне заявляет: «Сергей, ведь я же говорила! Вы же взрослый человек!» Затем она подошла к Куракину, который что-то быстро писал и поставила роспись, произнеся задумчиво: «А ведь у вас такие дочки хорошенькие…». Под чем она расписалась– я не видел, сидя на стуле. Вставать не разрешали и ознакамливать с чем-либо не планировали. Участковые попросили расписаться сотрудника, прибывшего с Покалюхиной. Но он отказался. Вызвали Сергея, брата Покалюхиной, он в охране катка работает. Тот без лишних уговоров поставил свой автограф под этой непонятной бумажкой.

Когда администратор ушла, замученный Лазарев понял – пытать сегодня не будут. По его словам, правоохранители стали вслух обсуждать, за что бы такое «закрыть» инструктора на сутки.

— Милиционеры предлагали мне купить «травку». Говорят, мы тебя отвезем, покажем, дадим денег, ты купишь и мы с тобой покурим потом… Я отказался. Держать меня больше смысла не имело – они открыли туалет, я умылся. «Чтобы тебя на катке мы больше не видели! Понял?» – «Понял» – ответил я и поинтересовался, ничего ли они мне в сумку не подкинули. «Иди-иди» – совсем по-дружески, с улыбкой проводил меня Денис Куракин.

На больничном

Сразу же из опорного пункта Лазарев пошел в приемный покой горбольницы. Врачи, увидев обезображенное лицо пострадавшего, вызвали милицию. Пояснения прибывшим оперативникам Лазарев давал неохотно и без особого доверия – рассказал, что избили милиционеры…

На следующий день самочувствие не улучшилось, а с точностью наоборот. Друзья доставили Сергея Владимировича в Запорожье – в кабинет судмедэксперта. Из заключения специалиста, следует, что милиционеры-садисты нанесли инструктору такие повреждения: «Черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, множественные ушибы и кровоподтеки лица, туловища, конечностей». Медик настоятельно рекомендовал Лазареву срочно ложиться в больницу.

Сапожник без сапог

Друзья Лазарева обратились за помощью к областным правоохранителям. Приехавший в Мелитополь сотрудник инспекции по кадрам Андрей Диденко общался с потерпевшим в кабинете журналистов «Нашего города».

На приеме

В день общения со старлеем Диденко пострадавший Лазарев был госпитализирован в областную клиническую больницу. По областной клинике уже гуляют легенды о «подвигах» провинциальных милиционеров. К слову, пора познакомиться и с самими героями с приставкой «анти».

Вместе с шеф-редактором нашей «Медиа-группы» Игорем Ениным мы подъехали к опорному пункту милиции на улице Дружбы, 222. Неподалеку стоял серый «Ланос». В дверях столкнулись и с владельцем авто – Александром Конем. Участковый поинтересовался, что нам понадобилось. В кабинете сидел Виталий Попов. Александр Конь тоже прошел к столу. Двое участковых явно поняли причину нашего визита и с трудом сдерживали эмоции.

Свои удостоверения после долгих требований участковые таки предъявили. Игорь Енин изъявил желание заявить о преступлении, совершенном 13-го марта этого года в районе, за которым прикреплены участковые-«опорники». Так милиционеры приняли заявление с требованием возбудить уголовное дело по ряду статей Уголовного кодекса против… самих себя. Через несколько минут прибыл и третий фигурант – Денис Куракин был в штатском, вел себя спокойно и уверенно. Не припомнив наизусть «номера» статей УК «Пытки и издевательства», участковый Куракин принялся листать Уголовный Кодекс.

А за минуту до этого Денис Александрович завершал телефонную беседу в нашем присутствии: «Валерьевна, да тут у меня щас по поводу этой делюги* пресса…»

Приняв до обеденного перерыва заявление на самих себя, правоохранители с волнением попрощались с журналистами, похвалив нас за интересные статьи. Говорят, оборотнями становятся в полночь…

На мнении

Администратор катка Лилия Покалюхина заявила нам, что Лазарев и впрямь украл коньки. Около трехсот штук. И она обратилась в милицию. Почему именно к этим троим ребятам Лилия Валерьевна не объяснила.

Дело в том, что каток, расположенный в парке, находится вне зоны «бдения» данных участковых. Так почему они в полном составе покинули пост и ринулись на чужую территорию? Ответ, который с вероятностью 99,99% ляжет в объяснительные записки обвиняемых правоохранителей, прост. Дело в том, что Лилия Валерьевна проживает на территории участка, который обслуживают господа Куракин, Попов и Конь. А правоохранители эти, в виду очень четкого распорядка дня и трудовой дисциплины, почти круглосуточно выполняют спецоперацию «Визит». Суть операции – у вас на пороге появляется милиционер и выспрашивает, на кого имеются жалобы. Знакомится с вами, и чтобы войти в доверие поплотнее, дарит визитку со всеми своими реквизитами. Молодая, но уже опытная администратор, столкнувшись с вероломной «кражей», растерялась и, позабыв, видимо, как звонить в милицию, набрала мобильный номер участкового. Данную версию событий нам изложил один из офицеров Мелитопольского ГО УМВД, который, ввиду недавних событий, боится назвать себя на страницах нашей газеты.

«Обворованная» администратор даже выступила с заявлением в одной из газет. Правда, там она не указала ни имени вора, ни его точный возраст, ни нюансов преступления. По словам Лилии Покалюхиной, опубликованной в одной из малотиражных газет, «В общей сложности с катка исчезло 307 пар коньков, каждая из которых стоит порядка 150 долларов США…» Путем нехитрых арифметических операций, ущерб, заявленный Лилилей Покалюхиной, минимум – 363 тысячи гривен. По информации малотиражки, руководство катка подало заявление в милицию еще 9 марта.

ОФИЦИАЛЬНО:

Анна Золотарева, помощник начальника Мелитопольского ГО УМВД: «Ни в этом месяце, ни в прошлом, никаких заявлений о кражах на катке от руководства этого учреждения в мелитопольский горотдел не поступало. Впервые слышу о краже коньков. Вы это серьезно, или опять что-то…?»

Степан Григорьев, начальник Мелитопольского ГО УМВД: «Я не собираюсь никого покрывать. Служебное расследование установит, имели ли место пытки и избиение. Если виновны – понесут наказание. Все по Закону».

ОТ АВТОРА

В ходе расследования этого ЧП я не раз натыкался на фразы о деньгах, «крышах» и «разборках». У меня появилось какое-то неловкое ощущение, что и избитый Лазарев и избивающие участковые – жертвы какой-то абсурдно опасной игры, замешанной на криминальных «схемах». Кому зудит и кому он скользкий – этот каток – как говорят в Одессе, «таки стоит обсудить».

А пока в милиции идут перестановки мебели (ремонтные работы приятно удивили), а на милицейских верхушках – перестановки кадровые, есть подозрение – власть на время взял в свои руки криминалитет «а-ля босота 90-х», «сколотив» из множества милиционеров собственный, подпольный, горотдел. В котором и рассматривают такие «делюги».

* Делюга (арго) – крупная кража, по завершении которой добыча делится между всеми участниками дела. – Словарь воровского жаргона

Денис Савенков, гл. редактор «НГ», savenkoff@rambler.ru

KONTRY.net. Газета » Наш Город» №11 (18-25 марта 2010)

Газета «Наш Город» №11 от 18 марта


Обратите внимание

14 автомобилей за два года залетели во двор жителя Ровенской области

В его двор машины с международной трассы Киев — Чоп «залетали» четырнадцать раз. Владелец без …

В Украине «кидают» японских инвесторов и незаконно добывают песок прямо в Киеве

14 апреля киевские активисты общественного движения «Стоп коррупции!» осадили прокуратуру Дарницкого района украинской столицы. Антикоррупционеры …

Добавить комментарий