Home / Аферы / Как воровали в Запорожском строительном колледже

Как воровали в Запорожском строительном колледже

707_1Сухое сообщение ЦОС Запорожского областного Главного управления милиции гласит: «Следственным управлением ГУМВД Украины в Запорожской области закончено расследование уголовного дела по обвинению должностных лиц «Запорожского строительного колледжа» в совершении преступлений, предусмотренных ст.191 ч.4 УК Украины (завладение денежными средствами в особо крупных размерах), ст. 366 ч.2, 358 ч.2, ч.4 УК Украины (служебная подделка, подделки и использования документов). Полтора года назад корреспондент «Запорожского криминала провел журналистское расследование криминальных процессов в ЗСК, которые легли в основу следственных материалов.

В апреле 2011 года в здании Запорожского строительного колледжа разыгралась безобразная сцена, бессмысленная и беспощадная, как русский бунт по версии Александра Сергеевича Пушкина. В кабинете №12, где только что проходила сдача выпускных экзаменов, в отчаянной схватке сцепились директор строительного колледжа Лидия Корбко, преподаватель социологии и основ права Олег Силантьев и дочь директора Галина Бублей. Инциденту предшествовала некрасивая история, которая, увы, становится характерной для многих учебных заведений Украины.

Часть I. Мертвые души и живые деньги

В адрес Юрия Пелеха, президента Украинской государственной строительной корпорации, которой до перехода под эгиду Министерства науки и образования подчинялся Запорожский строительный колледж, в 2009 году пришло письмо от лица группы преподавателей.   В нем содержалась жалоба на руководство колледжа и, в частности, директора Лидию Коробко.

По свидетельству педагогов, учебное заведение превратилось в вотчину клана, в состав которого входит Лидия Ивановна, ее кума и заведующая строительным отделом Алла Михова, дочь директора Галина Бублей, зять Коробко Бублей В.А., невестка Усик Л.И. и племянница Шульженко Л.О.   Сам по себе факт работы близких родственников под крышей одного учреждения не содержит состава преступления, хотя выглядит, согласитесь, несколько подозрительно. Возмущение преподавателей вызвало другое. С их слов, в штате числились люди, которые не работали в колледже. Тем временем, зарплата им начислялась и присваивалась узким кругом доверенных лиц Лидии Коробко.

Так, в письме указывалось, что якобы преподаватель колледжа Петрова Л.Т. на самом деле уже 3 года живет в Москве, а ее зарплату по электронной карточке получает директор Коробко Л.И. или ее дочь Бублей Г.А. Людмила Петрова, как следует из документов ЗСК, умудрилась из столицы России руководить практикой студентов и написанием дипломов.

Преподаватель экономики строительства и  ценообразования Валентина Штоколенко по бумагам добросовестно трудилась в Запорожском строительном колледже. Сама Валентина Федоровна, сотрудник Запорожского гидроколледжа, с удивлением узнала о двух фактах — что она, оказывается, работала в совсем другом месте и что руководство строительного колледжа присвоила ей право преподавать экономические предметы, хотя сама она является специалистом по теплотехнике. Как утверждается, деньги по карточкам банков «Родовид», «Надра» и «VAB» получала кума Лидии Коробко Михова А.К.

По той же схеме в строительном техникуме «работали» Марина Медведева, Геннадий Пурик, Игорь Кутасевич и сын заместителя директора Елены Ремыги Олег Ремыга. С последним приключилась неприятная история. Во время его ночного дежурства из колледжа пропали материальные ценности на приличную сумму. Подозревать в пропаже лично Олегу Ремыгу у нас нет оснований. Возможно, воришки знали, что он числится охранником номинально и ночует дома. Следовательно, риск быть пойманным был минимальным. Впрочем, дело вскоре замяли.

Всего из госбюджета в карман руководства ЗСК ушли сотни тысяч гривен налогоплательщиков.   Воровать, конечно, нехорошо, но беда не только в этом. В течение нескольких лет студенты не получали должного образования по ряду учебных дисциплин, так как занятия проходили либо формально, либо не проводились вовсе. Так что не удивляйтесь, если новый построенный выпускниками ЗСК дом начнет трещать по всем швам.

Со стороны руководства Запорожского строительного колледжа было бы глупо не воспользоваться и другими, пусть и незаконными источниками пополнения личного бюджета.

Одним из маленьких ручейков теневого финансирования, которые сливались в бурный поток, был доход, полученный от сдачи в аренду спортивного зала, где во внеучебное время велись занятия танцевального кружка и спортивной секции. При этом договор аренды, по утверждению педагогов колледжа, не составлялся, а материальная благодарность за использование спортзала, оседала в карманах Лидии Коробко.

Неплохим дополнением к официальной зарплате стали поборы со студентов, которые имели как разовый, так и регулярный характер. Примером первой группы денежных поступлений может служить случай, когда обучаемые по специальности «Автомобилист» студенты старших курсов собрали 20 000 гривен для строительства автодрома. Но по документам автодром был взят на учет по цене 2,6 тысяч гривен. То есть именно эта сумма прошла через бухгалтерию, но куда делась разница? Вопрос риторический.

Всем памятен шум вокруг «свиного гриппа», раскрученный чиновниками Всемирной организации здравоохранения в интересах производителей медикаментов в 2009 году. Тогда правительство Юлии Тимошенко то ли с перепуга, то ли с намерениями погреть руки, закупило препарат «Тамифлю» по баснословным ценам. Об этом не раз писали отечественные СМИ, и этот факт стал предметом пристального внимания Генпрокуратуры Украины. Но оказалось, что панику всемирного масштаба можно успешно использовать в своих целях и на местечковом уровне.

Для этого директор ЗСК Лидия Коробко в нарушение положений письма Министерства науки и образования «Об оплате работников образования и науки в условиях эпидемии гриппа» от 2.11.2009 г., настояла на том, чтобы все преподаватели написали заявление о предоставлении им отпуска за свой счет. Это позволило сэкономить фонд оплаты труда, за что Лидия Коробко себя и наградила премией.

Важным источником реализации материального интереса руководства колледжа является бизнес-проект с условным названием «Абитуриент». Однако, по утверждению преподавателей колледжа, слово «проект» не совсем подходит. На самом деле налажен регулярный бизнес, где задействованы директор ЗСК Лидия Коробко, ее кума и неизменный неформальный глава приемной комиссии с 1999 года Алла Михова, абитуриенты и их родители. Для большинства из тех, кто претендует на обучение за счет государственного бюджета, якобы установлена такса в размере $500. Действительно, в сделке заинтересованы все ее участники. Затраты родителей будущих строителей окупятся менее чем за год, если считать, что стипендия студента где-то 500 гривен и за учебу платить не надо. Конечно же, не в накладе и люди, которым поступают инвестиции — даже десяток «бюджетников» позволят материально обеспечить быт и досуг на несколько месяцев. Правда, при условии, что абитуриентскими деньгами не нужно делиться с кем-то наверху. Но о таких фактах преподавателям ЗСК, с кем общался корреспондент «ЗЗ», не известно. В общем, все при деле, за исключением государства, которое финансирует детей взяткодателей вместо тех, кто этого заслуживает.

Впрочем, преподавателям также не известно, куда уходят деньги, собираемые в некий фонд. Ежегодно все выпускники обязаны внести по 500 гривен за якобы макетирование, то есть создание макетов строительства объектов при написании дипломной работы. В распоряжении редакции «Запорожского времени» имеется аудиозапись выпускников колледжа, где они утверждают, что никаких макетов, изготовленных на сданные ими деньги, в природе не существует.

Еще одним источником безбедного существования генералитета Запорожского строительного колледжа является система штрафных санкций для нерадивых. В общем-то мы не против наказания гривной прогульщиков и «задолжников». Например, это официально применяется в Классическом приватном университете, где за пропущенную пару студенту, а скорее, его родителям, приходится платить 20 гривен. Но платится штраф в бухгалтерию, плетельщику выдается квитанция, поступление облагается налогом. В ЗСК все обстоит по-другому и деньги должников пополняют кубышку узкого круга  Свидетельство тому, заявление студента группы ОБ-41 Дмитрия Севрюка, приводим с сохранением орфографии первоисточника:

«Я, Севрюк Дмитрий Сергеевич, 14.02.11 мав задолжності з шести предметов, 15.02.11 пришла мама и заплатила в спонсорский фонд Алле Кирилловне 600 грн. 16.02.11 у меня задолжностей нет. Готов к защите дипломного проэкта».

Не будем язвить по поводу суржика и грамматики автора заявления. Во-первых, это продукт современной украинской системы образования, поэтому «маємо те, що маємо». Во-вторых, Дима учился на строителя, а не на филолога, хотя тексты выпускников-филологов мало чем отличаются от приведенного выше документа. Для нас интересно другое. Студент строительного колледжа нисколько не удивлен, что его мама оплатила его «задолжності» в какой-то спонсорський фонд и почему-то Алле Кирилловне Миховой, заведующей строительного отделения. Слезу умиления вызывает факт, что после уплаты фактической взятки, студент гордо пишет: «Готов к защите дипломного проЭкта» (выделено нами. — Ред).

По информации преподавателей колледжа, группе Коробко-Миховой объективно выгодно, когда студенты имеют задолженности. При наличии таковой, у обучаемых два выхода — быть исключенными из ЗСК или сделать взнос в «спонсорский фонд Аллы Кирилловне». Иными словами, выпуск специалистов сомнительного качества объясняется, помимо прочего, и корыстными интересами верхушки Запорожского строительного колледжа.

Весьма характерно, что источники информации, а это студенты, выпускники и преподаватели ЗСК, наотрез отказывались, чтобы их имена фигурировали в данной статье. И под этим имеется весомое основание. Неугодных группе Коробко-Миховой ожидала расправа. Об этом — в заключительной части нашего расследования.

В предыдущих частях описывался ряд злоупотреблений со стороны руководства Запорожского строительного колледжа, которые якобы имели место на протяжение нескольких лет. В заключительной части мы расскажем, каким образом директору ЗСК Лидии Коробко выстраивает властную вертикаль управления, которую преподаватели тайком от нее называют диктатурой.

Колледж по жалобам преподавателей пережил несколько проверок различного уровня, которые, впрочем, действенного результата не дали, за исключением одного: Лидия Коробко и ее кума Алла Михова поняли, что идет утечка информации и что следует немедленно выявить и устранить ее источник. Кроме того, необходимо было замести наиболее яркие следы правонарушений, чтобы не сказать, преступлений. Одним шагов для решения этой задачи стало увольнение якобы работавших в ЗСК преподавателей, за которых получали деньги высокопоставленные дамы. Другим – фальсификация подписей в журналах учета учебной работы.

Оперативным путем был установлен источник, который по мнению Лидии Коробко и близкого к ней узкого круга лиц, «капал» в вышестоящие инстанции, вынося сор из избы. Им якобы был преподаватель основ правоведения Запорожского строительного колледжа Олег Силантьев. Дальнейшие события описываем с его слов.

Мельниченко строительного колледжа

У Олега Владимировича сложились товарищеские отношения с военруком ЗСК бывшим замполитом Савеленко. У последнего начались проблемы с директором колледжа Лидией Коробко. Терять место работы, так, как потерял ее сотрудник ЗСК пенсионер СБУ Игорь Макаренко из-за трений с руководством, Савеленко не хотел. Товарищи не раз разговаривали на тему злоупотреблений в колледже, при этом Олег Силантьев выдавал нелестные характеристики Лилии Коробко и ее свите. В ходе доверительных бесед он употреблял ненормативную лексику. Разговоры замполит записывал на диктофон. Вот что он говорил по этому поводу впоследствии на общем собрании трудового коллектива Запорожского строительного техникума 24 мая этого года.

Выдержка из протокола собрания:

«Александр Дмитриевич сказал, что он работает в коллективе 5 лет, неоднократно слышал, что в коллективе есть сплетники, которые говорят о нем всякие нехорошие вещи. «Весной, когда начали приходить анонимные письма, я пообещал Лидии Ивановне, что помогу выявить продажных членов коллектива и ее окружении». Когда пошли слухи, что он (видимо, Олег Силантьев. – Ред) причастен к анонимным письмам, то предложил Лидии Ивановне подыграть изменникам, если это ей выгодно».

Вот так, говорить «нехорошие вещи» про ситуацию в колледже автоматически приравнивается к измене, пусть это будет и правда. Заметьте, офицер в отставке предложил Коробко подыграть изменникам, если это будет ей выгодно. А если нет?

Анекдот военных лет. Замполиту одессит приносит заявление, о том, что в случае, если он погибнет в бою, то просит считать его коммунистом.

«А если нет?», — интересуется замполит.

«Ну, а если нет, так нет», — дипломатично отвечает одессит.

Окончание журналистского расследования читайте завтра, 23 ноября

Обратите внимание

В Украине «кидают» японских инвесторов и незаконно добывают песок прямо в Киеве

14 апреля киевские активисты общественного движения «Стоп коррупции!» осадили прокуратуру Дарницкого района украинской столицы. Антикоррупционеры …

Составлена карта районов частого угона автомобилей в Киеве

Активисты-автолюбители составили карту угонов в столице за июль и начало августа. Проанализировав данные, «Вести» определили …

Добавить комментарий