Home / Чтиво / Печальный конец «Скифа»

Печальный конец «Скифа»

Александр Запорожский - крот в ФСБ

Предатель заработал 2 миллиона долларов и 18 лет тюрьмы

Когда арестовали полковника ФСБ Александра Запорожского и предъявили ему обвинение в шпионаже в пользу США, многие его коллеги были в шоке. Чего не хватало обвиняемому?

Две новенькие «Волги», две кооперативные квартиры в центре Москвы, две дачи. Дети пристроены в престижные столичные вузы. Полковничья пенсия 12 тыс. рублей. Ему только 52 года – наслаждайся жизнью, путешествуй, занимайся чадами и домочадцами, фазендами! Ан нет же, все мало, захотелось прилива адреналина в кровь. Или денег в карман?!

ИЗМЕНА – ПРОПУСК В ЦРУ

Но нет, не знали коллеги, кто таков на самом деле Александр Запорожский.

Личность незаурядная. Трудоголик. Здорового честолюбия – через край. Блестящий аналитик с сильным характером и склонностью к авантюризму (а кто из разведчиков или контрразведчиков лишен этого качества – бросьте первым в меня камень!). Он умело скрывал эти свои достоинства от окружающих. Свободно владел одним из труднейших языков мира – ахмарским, государственным языком Эфиопии, где в начале своей оперативной карьеры ему довелось работать в качестве «охотника за головами» – вербовщика.

Но какая карьера в далекой африканской стране? Даже если ты свободно изъясняешься на ахмарском? Нет, это – тупик. Денежный, но тупик! Бежать отсюда надо, и как можно скорее – годы-то идут, оперативный нюх притупляется. Нет-нет, бежать, и не откладывая это на завтра. Сегодня же надо написать первый рапорт. Затем второй. Если надо, то и десятый! После этого в Центре поймут, что меня отсюда надо переводить. А куда? Да хоть в Нигерию! Все, решено, сегодня же кладу рапорт на стол резиденту! И будь что будет! Хватит, надоело! Пусть присылают сюда какого-нибудь стажера, а я ведь как-никак в подполковниках хожу! Пусть подыщут мне какой-нибудь англоговорящий отдел. А почему бы и нет?!

…Ко многим написанным Запорожским рапортам о переводе в другое место, а также к вербовке десятков эфиопов – не простых бомжей в лохмотьях, но высокопоставленных чиновников военного ведомства Эфиопии, от которых зависела закупка советского вооружения, Центр проявил должное внимание, и он, Запорожский, к своему ошеломлению получил назначение… в самое сердце, алтарь СВР – американский отдел! Ну и пусть заместителем начальника отдела – главное впереди!

Запорожскому присвоили звание полковника, но саднило душу, что не дали генерала. Да и держава вдруг поскакала галопом в криминальный капитализм. А в нем, в капитализме, столько возможностей! Теперь на свои четырехкомнатные кооперативные квартиры в центре Москвы он смотрел как на лачуги, а на две новенькие «Волги» – как на изношенные самокаты…

И полковнику захотелось много денег.

Свое желание он реализовал в 1994 году в Аргентине – очень кстати подвернулась короткая командировка. Заглянул с мерами предосторожности в посольство США и вызвал местного резидента ЦРУ Вильяма Ортмана. Обалдевший от такого сюрприза американец выскочил в фойе посольства в пижаме и тапочках на босу ногу…

ПРЕВРАЩЕНИЕ В «АРТЕЗИАНСКУЮ СКВАЖИНУ»

Запорожский отдавал себе отчет, какой царский подарок он преподносит своим новым друзьям, как и знал цену своей информации, тем более что американцам для ее добычи пришлось бы приложить ох как много сил и времени. Да и увенчались бы их потуги успехом?!

Запорожского взял на связь сам Стивен Каннес – начальник контрразведки ЦРУ, присвоив «новобранцу» псевдоним Скиф.

«Кроту» предложили вполне приемлемые условия: в случае опасности – защиту в лице администрации президента США и много денег, а взамен потребовали сведения, которые день за днем в течение трех лет с усердием водяного насоса выкачивали из нового друга Соединенных Штатов.

И новоявленный замнач американского отдела, «крот» по кличке Скиф, не подвел своих новых работодателей. Он «слил» им информацию обо всех известных ему разведчиках российских резидентур в США, Канаде, Латинской Америке и Западной Европе, агентуру и намечавшиеся операции.

К счастью, в СВР умеют хранить свои секреты – Запорожский, несмотря на свой высокий пост во внешней разведке, знал далеко не все.

ЦРУ приобрело ему на территории США два коттеджа. Один – за 407 тыс. долл. в «зеленом поясе» пригорода Вашингтона, второй – за 890 тыс. – в штате Мэриленд, в местечке Кокисвилл, и целый парк легковых автомобилей самых престижных марок. Общая стоимость подарков превышала 2 млн. «зеленых» – свидетельство того, что Скиф «сдал» своим цэрэушным работодателям горы секретной информации…

ПЕРВЫЕ ПОДОЗРЕНИЯ

В 1997 году Запорожский подал рапорт об увольнении. Но к этому времени у управления «К» (внешняя контрразведка ФСБ), да и у Отдела собственной безопасности СВР накопились некоторые подозрения, что полковник и замнач американского отдела – двурушник. За год до этого ФБР арестовало некоего американского дипломата, которого усиленно разрабатывали в вербовочном плане управление «К» ФСБ и СВР. Со стороны внешней разведки этот проект продвигал именно Запорожский.

Но какие, товарищи, могут быть подозрения в отношении такого мастодонта разведки, орденоносца, почетного чекиста, аса вербовок, заслуженного сотрудника, каким считался Запорожский?

Поскольку весомой доказательной базы о причастности Запорожского к аресту американского дипломата не было, активную разработку его прекратили, но внимательно отслеживали его намерения и шаги.

В 1997 году Запорожский ушел на пенсию. В это же время его старший сын Павел, не объясняя причин, подает рапорт и увольняется с третьего курса Академии СВР. Галина, жена полковника, в своем окружении стала рассказывать, что ее мужу предстоит длительная командировка в Западную Европу, вот только дождаться бы окончания средней школы Максимом, младшим сыном…

Все полученные от конфиденциальных источников сведения накапливались и анализировались в ФСБ.

Находится много расхождений в словах и поступках родственников Запорожского и его самого. Ибо он сразу же после увольнения оформил загранпаспорта и долгосрочные визы для всего своего семейства на отдых… в Болгарию.

Что это? Перевалочный пункт для более длительного путешествия? Или просто отвлекающий маневр матерого аса разведки? Вопросы, вопросы и вопросы…

КАК ВЫМАНИТЬ ЗВЕРЯ ИЗ ЛОГОВА?

В отделении ФСБ, продолжавшем разрабатывать Запорожского, появлялись все новые данные, свидетельствовавшие о том, что он – бывший «крот», и, занимая должность заместителя начальника американского отдела СВР, работал на ЦРУ.

Но в это время, о удача для Запорожского! – на Запад сбежали два его сослуживца, сотрудники СВР Третьяков и Торопов. Перебежали, даже не пытаясь изображать из себя лиц, преследуемых по политическим мотивам.

Для Запорожского это был подарок: вот они – предатели, а я – хороший!

Хороший, да, ты хороший, сделали вид в отделении ФСБ, продолжавшем заниматься его разработкой. И Запорожский ничего не заподозрил, когда в 1999 году посетил Россию, прибыв из Соединенных Штатов…

Визит был с дальним прицелом.

Во-первых, надо было убедить всех в своей незапятнанности: если бы он был виновен в чем-то, разве решился бы на поездку?

А во-вторых, ЦРУ затеяло с ФСБ многоходовую игру, где главная роль отводилась Запорожскому.

Скиф должен был выполнять роль наводчика на действующих и готовящихся к вступлению в должность и выезду за границу выпускников Академии СВР. Для этого требовалось поддерживать старые связи, заводить новые знакомства. Из заокеанского далека это сделать было невозможно.

По заданию своих шефов из ЦРУ Запорожский и рискнул сделать такой пристрелочный визит в Россию летом 1999 года…

…Все сложилось замечательно: бывшие коллеги его облобызали и отпустили обратно. А спустя два года, когда ФСБ собрала основательную доказательную базу о его работе в пользу ЦРУ, Запорожского пригласили в Москву. И повод нашелся подходящий – 30-летие образования одного из управлений СВР.

«Приезжай, Саша, – сказали ему бывшие соратники, – посидим за столом, выпьем, вспомним былое. А если проспонсируешь праздник, то честь тебе и хвала!»

Именно этот, тонко просчитанный контрразведкой призыв стать спонсором, и убедил окончательно Скифа в том, что он вне подозрений. Запорожский не стал мелочиться и деньги привез, причем не только на праздник – у него был целый список сотрудников, которых он собирался премировать индивидуально. Для затравки, с дальним прицелом…

…В «Шереметьево-2» Запорожский прилетел 9 ноября 2001 года. Из самолета вышел последним. И страшно оскорбился, когда на его «щедро дающих» руках защелкнулись наручники…

Следствие длилось полтора года.

Трудно сказать, будет ли разоблаченный «крот» встречать свое 70-летие на нарах – может, обменяют его на какого-нибудь нашего бедолагу, томящегося в американских застенках. Хотя вряд ли. Ведь из бывшего «крота» цэрэушники высосали всю информацию. Ну зачем им сегодня такая пустышка? И менять его вряд ли станут на кого-нибудь из наших «сгоревших» агентов. Да и нереально, что Запорожский будет «тянуть» свои 18 лет, – ведь в тюрьме уголовники к шпионам относятся еще хуже, чем к педофилам и насильникам несовершеннолетних девочек…

Игорь Григорьевич Атаманенко — писатель, историк спецслужб, подполковник госбезопасности запаса.

Обратите внимание

«Красному» и «белому» террору времен гражданской 95 лет

5 сентября 1918 года Совет народных комиссаров выпускает постановление о «красном терроре», который советская власть …

Новое прочтение дела Фанни Каплан

На протяжении семидесяти лет официальная версия покушения на В. И. Ленина, нашедшая свое отражение и …

Добавить комментарий